домой     карта сайта [Начало]   [Карта сайта]  

СУММАТОР
Узелки на память




 



Наш баннер:

info-teach.nsknet.ru


Рейтинг@Mail.ru

Размышления 06022014

Наум Пришедший
"АМЕРИКА" УЖЕ ЗДЕСЬ


6 февраля 2014

Я читаю сообщения о трагедии в московской школе. Думаю о ней. Раньше про стрельбу в учебных заведениях говорили как о фактах ненашенской, американской действительности. И я ловил себя на предчувствии, что это дойдёт до нас. До нас, с каким-то педагогическим мазохизмом хватающихся за крошки с их стола, на котором полно ущербности и неблагополучия. Вот и дошло.

От руки школьника погибли люди. Погиб учитель. Учитель географии. Я тоже был учителем географии, от этого боль ещё сильнее. Хотя куда уж сильнее. И на поверхности этой боли отчётливое сознание предопределённости страшного события. А кто не видел среди практикующих учителей и школьных администраций к чему идёт? Уверен - видели даже те, кто не хотел видеть, верил кликушеству, выгоде или вообще ничему не верил.

Для меня вектор начал определяться где-то к концу 1990-х годов, когда заканчивали школу побывавшие в октябрятах и пионерах, то есть выходцы из советской системы образования, а подрастали дети "дикого рынка". Многие родители в погоне за наживой или просто выживанием быстро утрачивали прежние ориентиры, становились эгоистичными, алчными, циничными, причём нередко в агрессивной форме. Что делать, надо было заполнять душевный вакуум, создаваемый окружающей действительностью. Одновременно с этим таяли начитанность, рассудительность и элементарная просвещённость, в том числе и в отношении воспитания детей. Просто за ненадобностью.

И система образования не оставалась в стороне, всё больше заменяя собственно образование соответствующими услугами. Как следствие - ложь и страх. Ложь выливалась в педагогику нянченья, а страх - это был просто страх за своё место, своё положение. Первым, кто подсуетился в этой ситуации, конечно, было начальство. Старые кадры, кто не соглашался - выживались (ограничивались преподаванием, уходили на пенсию). Приходили к руководству новые люди, принося новые директивы, правила, установки и слова. Слова искристые, часто непонятные и инокоренные, но которыми можно было морочить головы. И что удивительно: многие головы педагогов - педагогов! - захотели морочиться.

Педагогика нянченья породила вседозволенность, безнаказанность и псевдодеятельность (как учеников, так и учителей). Учителя стали понимать, что они совершенно не защищены - ни своим директором, ни государством. Над ними можно ставить какие угодно опыты - психологические, моральные, трудовые, финансовые. Кто не согласен - не беда, придут другие. Если не придут - выручат дистанционные методы, сетевые хороводы, благо, Интернет дошёл до школ, хоть и в одну из последних очередей. Люди стали не значимы, стали важны компетентности, но с ними быстро не получалось (и не может получиться), поэтому широко распространилось надувание компетентностных мыльных шаров. Теперь тех искуссников, которые умели поговорить, заложить добрые зёрна в детские души, активно и навязчиво заменяют скайпами и соцсетями (нет, я не ретроград, и ни в коем случае не против технологического прогресса; я - за педагогические приоритеты, которые не меняются многие сотни лет). И поскольку всё это надо как-то оправдывать, то на выручку приходит всё та же, старая как мир, ложь. Какой же результат на выходе? Понятно, какой.

Тем временем кое-где, то там, то сям, стали происходить инциденты. О них скупо сообщалось, можно было найти в новостях, чаще они уходили в ю-туб. Учительницу начальных классов на глазах учеников побил особо заинтересованный в обучении своего чада папаша - учила не по его понятиям. Ученики старших классов издевались над пожилым учителем/учительницей... Резкие звоночки на фоне немолчного гласа трубы, который не хотелось слышать.

И вот я читаю новостную ленту и вижу эту ложь. Начальству - и правоохранительному, и педагогическому - очень нужно сейчас прозомбировать население, потому что все здравомыслящие объяснения - против него: "находился в состоянии острого психического расстройства", "у старшеклассника, отличника, был какой-то эмоциональный срыв". Какая чушь. 16-летний молодой человек, нехилый, выглядящий старше своих лет, подготовился, взял две единицы оружия (они оказались ему доступны) и пошёл убивать. Целенаправленно. И хладнокровно убивал, сделав не менее 11 выстрелов, а не случайно, находясь в аффекте, нажал спусковой крючок, забившись тут же в истерике.

"Был необщительным". И рядом - «Позитивный, общительный. Не можем понять, почему он это мог сделать. Нет, не было никаких поводов». О возможных конфликтах с погибшим учителем одноклассники сказать не могли. Или не хотели. Страх и ложь. Ложь и страх. Они уже поработили души этих почти взрослых людей, давно отдающих отчёт в своих словах. Или наоборот - не придающих словам никакого значения. В угоду ситуации. Приспособиться, чтобы меня не трогали, чтобы не нести ответственности. И спокойно жить дальше. Долгие годы. Спокойно.

А у погибшего Андрея Николаевича Кириллова, не дожившего до 30-ти лет, осталась жена, учительница той же школы, и двое маленьких сыновей. Ещё - недавно оформленная ипотека на квартиру. И поставленная своему убийце (как говорят) "четвёрка" как приговор. "Четвёрка"!.. Промелькнули слова выпускников, пришедших к оцепленной школе: «Добрейший учитель, да, наверное, самый лучший в этой школе»... У прапорщика-полицейского, ещё одной жертвы отличника, - 16-летняя дочь, сверстница стрелка.

И опять наблюдаю журналистскую заданность, всё ту же ложь, во всей "красе": "о личной жизни и семье Сережи школьники и учителя знали мало... «Тот, о ком подумать не могли», — говорят все." Кто эти "все"? Те, кого обошло стороной горе? Ну зачем они врут, эти все, включая тех, кто спешит с характеристиками?

А вот ещё один жуткий диагноз: представлять интересы подростка будет соцзащита; "родители фактически «самоустранились»"...

В пору бы траур объявлять. По погибшим людям и погибающей образовательной системе. Но такое ощущение, что новость сглаживают и притормаживают. На телеэкране суетится министр - мол, славный мальчик, наверное, переучился... Погибшего учителя собираются наградить... Только вдуматься!

Я читаю сообщения о трагедии в московской школе. Думаю о ней.

Гудбай, Америка, о!
Где я не буду никогда...

Почему-то вспомнилась эта расхожая некогда песенка. В ней слово "америка" подразумевало несколько больше смысла, чем исходный. Но всё изменилось. И я говорю - "америка" уже здесь. Беру слово в кавычки, потому что тоже не имею в виду материк или страну. Да, "америка" уже здесь.

P.S.

К этим размышлениям, опубликованным первоначально в другом месте, на официальном педагогическом ресурсе, одна учительница заметила: "Удивлена, что ваш пост пропустили". На что автор ответил:

Ваш комментарий так лаконичен, что я не понял, поддержка это или возмущение. Или это отстранённое удивление, просто удивление и всё. Как смех в сериале. Но спасибо за то, что заметили мой текст.

А слово "пропустили" говорит о многом. Прежде всего, подтверждает мои мысли о страхе. О феодализме системы образования и закрепощённости педагогической среды. Но штука в том, что бояться-то не надо и нечего. Те, кто "пропускает", уверены в своей монументальности настолько, что и не обращают внимания на какие-то там "посты". Ну, разве что когда касается своих интересов, как было с одним моим комментарием, который был удалён. Гораздо печальнее то, что не обращают внимания, молчат рядовые труженики, учителя. И поэтому с ними можно делать всё, что захочется. Тем, кто не видит сопротивления, противодействия, сплочённости и заинтересованной активной педагогической силы. Каждый сам за себя, и чтоб меня не касалось. Педагогическая общественность превратилась в ботву.

И вот порядочные, хорошие, добросовестные уже не только уходят и прячутся, но и ГИБНУТ.

Так что надеюсь, что ваш короткий комментарий всё-таки сочувствующего свойства, и повторяю - спасибо.

Начало · Карта сайта
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS